Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой
СОДЕРЖАНИЕ

Содержание

Грибы выделяют токсины,

Введение

«В 1993 году, итальянским врачом-онко-логом, Тулио Симончини, в Торонто, в качестве клинического эксперимента, была отобрана группа добровольцев из 200-т женщин больных раком груди. С ними провели четыре лечебных сеанса. В качестве лекарства применялся раствор бикарбоната натрия. Спустя двадцать лет из 200-т женщин живы 190».

Из сообщения Канадской прессы.

Более ста лет учеными и медиками всего мира ведутся исследования и поиски эффективного лекарства от рака. Но все колоссальные усилия и финансовые вливания, до сегодняшнего дня, не принесли положительных результатов. Хотя в народе бытует мнение, что методика лечения давно известна, только неведомые силы препятствуют ее внедрению.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Результатом неуемного роста заболеваний стало слияние пищевой и химической промышленности в один уродливый, смертоубийственный конгломерат. 30 лет назад на западе и 20 лет назад у нас, в производстве пищевой продукции произошла настоящая революция. Ее, увы, мы даже не заметили и продолжаем дальше жить в счастливом неведении.

Сегодня более 90% продуктов, в той или иной степени, содержат в себе химические вещества, а это ничто иное как яды, токсины и канцерогены. В суете и заботах, в погоне за прибылью, мы попросту не можем остановиться и реально оценить положение вещей и только серьезные проблемы со здоровьем, в силах прекратить нескончаемую гонку.

Но даже если пришла беда и объявлен страшный диагноз, ни в коем случае нельзя отчаиваться. Как раз в такой ситуации, эта книга станет той спасительной соломинкой, взявшись за которую можно выбраться из омута болезни.

Вот только некоторые факты, которые хотелось бы привести в подтверждение и поддержку предлагаемой в книге методике лечения рака.

Университет Аризоны получил гранд в 2 миллиона долларов от Национального института здоровья США на поддержку исследования в области применения бикарбоната натрия в качестве терапии против рака. Вот слова руководителя этого проекта профессора, Марка Пейгеля: «…злокачественные опухоли в период своего роста производят молочную кислоту, которая разрушает прилежащие ткани, прокладывая опухоли дорогу в соседние области, таким образом метастазы проникают в другие органы.

Кислота к тому же повышает сопротивляемость рака химиотерапии». Глава отделения биомедицинской инженерии профессор Дженнифер Бартон продолжает: «. некоторые лекарства от рака эффективны лишь при определенном значении кислотно — щелочного баланса в организме пациента. Скорректировать свой кислотно — щелочной баланс и, таким образом, сделать препараты эффективными, пациенты могут очень легко, просто принимая раствор пищевой соды».

В Китае, во время многочисленных клинических исследований, ученые наблюдали улучшение состояния у 88% больных раком печени при артериальном введении раствора бикарбоната натрия.

В Болгарии и сегодня всем больным раком прописывают приём пищевой соды.

Бикарбонат натрия многие годы и десятилетия применялся советскими врачами, которых никак нельзя упрекнуть в предвзятости, ведь в то время не было материальной заинтересованности как сейчас. Самым авторитетным изданием советских фармакологов был справочник академика РАМН, доктора медицинских наук МашковскогоМ.Д. «Лекарственные средства» за 1993 год, который рекомендует пищевую соду, как лекарственный препарат при многих заболеваниях.

Примеров можно приводить несметное множество, сути это не меняет. Изменить предвзятое людское мнение о том, что только за очень большие деньги можно вылечить неизлечимую болезнь, вот задача этой публикации. С одной стороны 2,4 триллиона долларов (это годовой оборот медицинской индустрии США), а с другой, белый трехкопеечный порошок, который нельзя запатентовать. Но даже в наше, пронизанное коммерцией время, осталось место, где торжествует высшая справедливость.

Кандидат биологических наук, Писарев И. И.

Д-р Т. Симончини РАК — ЭТО ГРИБОК: революция в лечении рака

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

В настоящее время постоянный, равномерный и непримиримый рост опухоли никоим образом не реагирует на современное противораковое лечение. Частота излечения для рака, которая колеблется в пределах 7%, упоминается в классических книгах и трактатах, несмотря на все ухищрения и искажение статистики. После внесения необходимой корректировки, это, практически, равно нулю.

Все остальное — это пропаганда традиционной онкологии.

На основе научных соображений, приведенных в этой книге, которые демонстрируют то, что рак вызывается грибковыми массами (типа Candida), бикарбонат натрия является единственным полезным средством, которое в данный момент доступно для лечения этого заболевания.

В отличие от противогрибковых средств, бикарбонат натрия обладает очень высокой скоростью диффузии и не имеет структурной сложности, которая может быть легко расшифрована грибами. Он сохраняет свою способность проникать в опухоли в течение длительного времени, а также, в частности из-за скорости, с которой он распадается, не дает грибам возможности в достаточной мере приспособиться, чтобы защитить себя от него.

Основным принципом системы лечения является введение растворов с высокой концентрацией бикарбоната натрия (5%) непосредственно в опухолевые массы. Поиск все более эффективных методов для получения как можно более близкого доступа к тканям привел доктора Симончини к селективной артериографии (введение контраста и получение изображения конкретных артерий с помощью инструментов) и установке артериальных (центральных) катетеров (англ., port-a^aths, катетеров с резервуаром).

Эти методы позволяют ввести небольшой катетер непосредственно в артерии, питающие опухоль, таким образом, чтобы высокие дозы бикарбоната натрия можно было вводить в самые отдаленные и глубокие уголки организма.

Лечение бикарбонатом должно быть начато немедленно в высоких дозах, в постоянных циклах и без перерыва в течение, по меньшей мере, семи-восьми дней для начального цикла, с тем, чтобы уничтожить грибковые колонии. Следует иметь в виду, что опухоль от 2 до 4 сантиметров начинает последовательно уменьшаться от третьего до четвертого дня, и спадается от четвертого до пятого дня (максимальная доза за сессию составляет около 500 куб. см).

{amp}gt; Тяжелый диабетической кето-ацидоз.

{amp}gt; Сердечная и респираторная реанимация.

{amp}gt; Беременность.

{amp}gt; Гемодиализ.

{amp}gt; Перитонеальный диализ.

{amp}gt; Фармакологический токсикоз.

{amp}gt; Гепатопатия.

{amp}gt; Операции сосудистой хирургии.

Метод доктора Симончини следует «классическому» онкологическому подходу к лечению рака непосредственно, напрямую, даже в запущенной стадии. Уровень боли, испытываемой во время лечения такой же, как и при внутривенном вливании, и процедуры можно проводить в домашних условиях. Средний процент успеха метода составляет 90%.

Приложение к книге Т. Симончини “Рак – это гривок”

Глава 4

Фактическое состояние онкологии

Вначале 1900-х годов, один человек из 100 умирал от рака; сегодня это один из трёх. Мы предвидим, что через несколько лет один из двух человек будет умирать от рака.

Смертность в 90 процентов, то есть ежегодно регистрируется 1,8 миллиона смертей из 2-х миллионов случаев во всем мире, наблюдается для большинства опухолей органов пищеварения, например тех, которые не являются предметом диагностических неясностей (например, рак пищевода, желудка, печени, поджелудочной железы и т.д.).

Рак является наиболее важной проблемой в медицине, не только из-за его масштабов, но особенно из-за долгого симптомного течения, которое приходит с этой болезнью, особенно на более поздних стадиях, и состояния крайнего психологического страдания, жертвами которого становятся как пациенты, так и их родственники.

Это не совпадение, что американский президент Ричард Никсон в далёком 1971 году провозгласил настоящую войну против «болезни столетия». С тех пор эта война впитала во всём мире такой объем финансовых, научных и человеческих ресурсов, который превышает пределы всякого воображения, а в результате — бесполезно это скрывать — полный провал.

Лечение рака — грибка

соображения

Мы уже продемонстрировали, что патогенная структура Candida происходит через инфекционные уровни, которые возможно дифференцировать на концептуальном уровне. Для борьбы с этим мицелием-хамелеоном необходимо терапевтическое разнообразие, которое бы было направлено как на статические, так и на динамические компоненты болезненной сущности.

С этой целью, чтобы помочь визуализировать наличие Candida, целесообразно предположить биологический вид, аналогичный любому представителю растительного мира — например, деревьям. Так как стволы, листья, мужские и женские половые органел-лы, плоды и семена дерева не могут рассматриваться как часть одного и того же растения, если рассматривать их по отдельности, таким же образом различные компоненты мицелия, известные и неизвестные, могут скрывать их общий генезис, или, что еще хуже, важные звенья, лежащие в основе различных структурных изменений.

Таким образом, для целенаправленной терапии, следует принимать во внимание не только макроскопические и статические проявления кандидоза, но и ультрамикроскопические, особенно такие, которые касаются репродуктивной динамики.

Места для атаки должны быть найдены в точках пространственного перехода в деконтаминации или очистке, которая включает весь спектр биологических проявлений, в том числе паразитарные, растительные, споровые или ультра-пространственные.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Если вместо этого мы остановимся на наиболее очевидных явлениях, мы рискуем применять мази и притирания на протяжении всей жизни пациента (как это происходит при псориазе) или неуклюже атаковать загадочные опухолевые массы с помощью хирургии, лучевой терапии и химиотерапии, с результатом лишь в виде благоприятствования их распространению, которое и так уже в достаточной мере стимулировано в грибковых формах.

По какому же пути следует пойти в таком случае, когда мы с

талкиваемся с раковыми пациентами, так как обычные протоколы онкологического лечения, которые не борются с причиной заболевания, способны лишь изредка приносить положительные результаты?

В контексте грибков, эффективность операции, например, оказывается значительно сниженной за счет особенностей крайней диффузии и инвазивности, характерных для агрегатов мицелия.

Возможности хирургии в решении этой проблемы, следовательно, оказываются весьма случайными, и привязаны к условиям, в которых мы достаточно удачливы, чтобы полностью удалить всю колонию. Это может произойти в случае достаточного инцистиро-вания — но здесь мы почти на границе с доброкачественными опухолями.

К сожалению, в большинстве случаев, химиотерапия и лучевая терапия наоборот могут приводить только к отрицательным эффектам, как из-за их неэффективности, так и из-за высокой токсичности и потенциала повреждения тканей, что в свою очередь еще более способствует грибковой агрессии.

С другой стороны, конкретная противо-грибковая-противоопухолевая терапия должна принимать во внимание важность соединительной ткани вместе с репродуктивной сложностью грибов. Можно надеяться искоренить их из организма только атакуя их во всех измерениях существования и в любой среде их питания.

Первым шагом, в любом случае, должно стать восстановление ракового больного с помощью общих укрепляющих мер, таких как диета, интеграторы, регулирование ритмов и жизненно важных функций. Эти меры сами по себе уже могут неспецифически усиливать защиту организма.

Что касается возможности получить в наше распоряжение те целебные препараты, которые, к сожалению, на сегодняшний день не существуют, в попытке найти антигрибковое вещество, обладающее высокой диффузией и, таким образом, эффективное, целесообразно рассмотреть чрезвычайную чувствительность грибов к солевым растворам и растворам электролитов. Эти растворы, из-за их крайней способности к диффузии, способны добраться до всех биологических форм мицелия, в том числе бесконечно малых.

Полную эффективность солей против грибов, на самом деле, возможно легко увидеть, особенно там, где есть их обильные концентрации: например, в термальных источниках, где невозможно обнаружить размножение грибов.

Сделать закладку на этом месте книги

Это происходит потому, что в большом количестве солей, путем создания полностью неорганической “зоны”, устраняется малейший органический фон, который грибы могут использовать для своего питания.

В этом контексте, бикарбонат натрия, который в настоящее время используется в частности, при детском кандидозе ротовой полости, кажется, простым и удобным оружием, способным выкорчевать, ингибировать или ослабить любые неопластические образования там, где возможно это легко применить. Эта противоопухолевая сила “карбонатов”, кстати, была известна еще населению Индии, о чем свидетельствуют книги древних Вед, где даются указания по приготовлению растворов и по использованию их против опухолевых новообразований.

Противоопухолевое действие бикарбоната натрия, кроме того, на сегодняшний день показано во многих исследованиях мирового класса. Эти исследования, однако, только подчеркивают его противокислотную способность, которая каким-то образом способна ингибировать генетическую нестабильность на дегенеративной основе (так считают эти исследователи), которая, в свою очередь, отвечает за реакцию клеточной гиперпродукции.

Статьи, в которых сообщается об ацидозе, который характеризует опухолевые ткани и терапевтический смысл, связанный с гиперощелачиванием, поданы в сноске. Теоретически и на основании приведенных выше соображений, если мы найдем лечение, которое сможет подвергнуть грибки высоким концентрациям бикарбоната, мы должны наблюдать регрессию опухолевых масс. Это произошло на самом деле во многих случаях, пролеченных с помощью этой техники.

Примеры терапии раствором

БИКАРБОНАТА НАТРИЯ

Благоприятное анатомическое расположении в контакте с внешней средой обеспечивает очень легкую перфузию опухолевых масс, которые находятся в полости рта и на языке, на небе и в глотке. Перфузия растворами бикарбоната натрия очень концентрированная и легко выполнима путем добавления одной с половиной чайной ложки этого вещества на стакан воды.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Лечение проводится два раза в день и продолжается в течение 10 дней. Лечение повторяют один раз в день в течение еще 10 дней в конце этого первого периода. Лечение повторяют после недели отдыха, если сохраняются некоторые малые остаточные новообразования.

В случае появления раздражения, введение бикарбоната можно чередовать с одним днем отдыха, и, при появлении крови, с введением хлорида натрия — то есть, обычного раствора соли. Если затронуты носоглотка или носовые полости, целесообразно назначать ингаляции и инстилляции в конъюнктиву.

Пока терапия очень проста. Однако, она становится более сложной в присутствии более глубокого опухолевого процесса, то есть, когда неоплазия находится в глубоких телесных структурах. Невозможность их достижения извне предполагает ангиографическое лечение через наружную сонную артерию, возможно, в сочетании с местной инфильтрацией.

Одной из опухолей, которую легче всего лечить из-за ее легкой доступности через ротовую полость, является рак желудка. Пациенты, которых я лечил 20 лет назад, жили в течение длительного времени без увечий. Некоторые из них, среди которых — мой родственник, до сих пор живы.

Одна чайная ложка бикарбоната натрия утром на протяжении 30 дней, убедившись, что пациент принимает весь бикарбонат в одном стакане воды за 30 минут перед завтраком и ужином в течение 15 дней, затем только (лежа, на спине и на боку), таким образом, чтобы контакт с солью происходил на всей протяженности слизистой органа.

Может произойти так, что иногда двойная суточная доза вызывает диарею, но приостановление вечерней дозы обычно разрешает эту проблему.

В целом, кровь в кале исчезает на протяжении от 5 до 10 дней, пищеварение начинает нормализоваться и чувство тяжести, как правило, регрессирует, в результате чего пациент может набирать вес.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Все довольно просто, поскольку новообразование даже больших размеров остается ограниченным стенками желудка и некоторыми периферическими лимфоузлами.

В тех случаях, когда есть видимое распространение на соседние структуры — особенно на связки — рак желудка становится чрезвычайно трудно искоренить из-за невозможности полного доступа. Колонии, на самом деле, не затронутые бикарбонатом, вводимым в желудок, являются источником значительного распространения в те зоны, где они не могут быть атакованы.

Они становятся на исходную позицию для всех остальных, выживших в борьбе за выживание, элементами биохимической солидарности, которые находятся у истоков формирования и прогрессирования масс.

Проблема не решена.

Каждый год миллионы людей уничтожает эта неумолимая болезнь, как если бы их всасывало в спираль смерти и боли, с которой почти всегда невозможно бороться. Рак является огромным дамокловым мечом, страшно мстительный Бог превзошёл социальную систему, в которой беззащитные граждане должны пассивно принимать несостоятельность контроля над их здоровьем, и вынуждены делегировать другому, не заслуживающему этого — слепому бизнесмену на вершине пирамиды — заботу о своей болезни.

Большой недостаток доверия очевиден даже среди врачей. Опросы и вопросники показывают, что три врача из четырех (75 процентов) откажутся от любой химиотерапии из-за её неэффективности при этой болезни и её разрушительных последствий на весь организм человека.

«Большинство больных раком в нашей стране умирают из-за химиотерапии, которая не лечит рак груди, толстой кишки или рак легких. Это было задокументирова-

но на протяжении более десяти лет, и, тем не менее, врачи до сих пор используют химиотерапию для борьбы с этими опухолями». Доктор Аллен Левин, Калифорнийский университет в Сан-Франциско,

«Исцеление рака», Маркус Букс, 1990.

«Если бы я заболел раком, я бы никогда не обратился к конкретным стандартам лечения этого заболевания. Раковые больные, которые держатся подальше от этих центров, имеют шанс на выживание».

Проф. Джорж Матэ, «Научная медицина в тупике», Медисин Новель, Париж, 1989.

«Доктор Хардин Джонс, преподаватель в Университете Калифорнии, после анализа статистических данных в течение многих десятилетий о выживаемости при раке, пришел к такому выводу: «…Если не лечиться, пациентам не становится хуже или им даже лучше». Тревожные выводы доктора Джонса никогда не были опровергнуты». Уолтер Ласт, «Эколог»,

Том 28, номер 2, март-апрель 1998 года.

«Многие онкологи рекомендуют химиотерапию практически для любого типа рака, с непоколебимой верой и практически постоянной неудачей».

Доктор Альберт Браверман, «Медицинская онкология в 90-х», Ланцет, 1991, т. 337, С. 901.

«Наши самые эффективные схемы перегружены рисками, побочными эффектами и практическими проблемами; и в кон-це-концов пациенты, которых мы лечили, заплатили пошлину, и только для незначительной части из них это окупится эфемерным периодом опухолевой регрессии и вооб-ще-то лишь частичной».

Эдвард Г. Гриффин «Мир без рака», Американ Медиа Пабликейшнс, 1996.

«В конце концов, и для подавляющего большинства случаев, нет никаких доказательств, что химиотерапия улучшает ожидаемую выживаемость. И это великая ложь о данной терапии, что существует корреляция между уменьшением раковой опухоли и продлением жизни пациента».

Филип Дэй, «Рак: почему мы до сих пор умираем, чтобы узнать правду»,

Крэдэнс Пабликейшнс, 2000.

«Доктор Ульрих Абель, немецкий эпидемиолог онкологической клиники Манхайма в Гейдельберге, исчерпывающе проанализировал и рассмотрел все основные исследования и клинические опыты, которые когда-либо проводились с использованием химиотерапии… Абель обнаружил, что общемировой уровень положительных исходов вследствие химиотерапии был пугающим, просто потому, что нигде не было научных данных, которые бы продемонстрировали, что химиотерапия может «продлить жизни больных с наиболее распространенными видами рака органов каким-либо осязаемым образом».

Абель подчеркивает тот факт, что редко когда химиотерапия улучшает качество жизни, характеризуя это как убогость науки, в то время как, по крайней мере, 80% проводимой в мире химиотерапии является бесполезной. Даже если нет никаких научных доказательств того, что химиотерапия работает, ни врачи, ни пациенты не готовы отказаться от нее.

Lancet, 10 августа 1991 года.

«Несколько ученых из ракового Центра Макгилла направили 118 врачам-экспертам по раку легких опросник, чтобы определить их уровень доверия к терапии, которую они применяли; им было предложено представить, что они сами больны раком и какие из шести современных видов экспериментальной терапии они выберут для себя.

которые они использовали — в то время как 58 из 79 считали, что все вышеупомянутые экспериментальные методы лечения, не были приняты из-за неэффективности и повышенного уровня токсичности химиотерапии».

«Ни одно из основных средств массовой информации никогда не упоминало об этом исчерпывающем исследовании д-ра Ульриха Абеля: оно было полностью похоронено». Тим О’Шиа,

«Химиотерапия — не одобренное лечение».

«По данным медицинских ассоциаций, печальные и опасные побочные эффекты лекарств стали четвертой основной причиной смертности после инфаркта, рака и инсульта».

Журнал Американской Медицинской Ассоциации,

15 апреля 1998 г.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Скорее всего, таким образом, основные теории, на которых зиждется онкология, не верны, что впоследствии сделает какие-либо исследования бесполезными и не продуктивными, даже при поддержке экономико-научного аппарата планетарного масштаба.

Декарт говорит: «Большинство в голосовании не является надежным доказательством, когда дело доходит до истины, которую трудно обнаружить, потому что гораздо более вероятно, что эта истина была обнаружена только одним человеком, а не всем населением».

Философия науки показывает, что там, где невозможно найти решение общепринятыми концептуальными инструментами, нелогичное поведение (то есть, противоположное тому, которому до сих пор следовали) должно быть принято.

Отсюда следует, что единственным допустимым и логическим подходом к проблеме рака будет опровержение принципов, на котором основаны онкологические исследования — то есть то, что рак вызывается клеточной репродуктивной аномалией.

Однако, если мы ставим под сомнение обоснованность клеточной репродуктивной аномалии, также становится ясным, что другие теории, вытекающие из нее, также несостоятельны.

Примерами этого являются теория аутоиммунного процесса, посредством которого элементы, которые должны защищать от агентов внешней среды, а не направлять свою разрушительную силу на внутренние компоненты, и теорию о том, что аномалии генетической структуры объясняют развитие в направлении автоагрессии.

Попытка предложить теорию со многими причинными факторами онкогенного влияния на репродукцию клеток (то есть, что рак имеет множество причин) выглядит как пустопорожний щит, за которым, к сожалению, нет решения. Это происходит потому, что такая теория предлагает бесконечные причины, которые более или менее связанны друг с другом и которая, в конце концов, означает, что мы ничего не нашли.

Курение, алкоголь, токсические вещества, окружающая среда, пищевые привычки, стресс, психологические элементы, а также различные генетические факторы называются каждый раз, только чтобы привнести путаницу и сдаться. Ответ, который, в конце концов, может быть гораздо проще, чем предполагалось ранее, по-прежнему окутан тайной.

Блеф генетики и «научно доказанного»

Каждая научная проблема является или должна быть, прежде всего, теоретической проблемой, которая используется для построения дорожки, которая ведет к разрешению

определенного болезненного состояния, то

есть, к соответствующей терапии. После того, как причина болезни была определена, лечебный, практический подход должен зависеть от причины.

К сожалению, этого не происходит в современной онкологии, потому что никто, ни в официальной медицине, ни в так называемой альтернативной медицине, не утруждается найти специфический, логический субъект в качестве происхождения опухолевых заболеваний.

1. Формулировка гипотезы после наблюдения явления, или комбинированных явлений.

2. Воспроизводство и изучение явления таким образом, чтобы его можно было проанализировать.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

3. Формулировка закона суждения, которое описывает явление и позволяет делать прогнозы, а также направлять действия ученого.

4. Возможность поделиться полученными результатами со всеми другими исследователями, что позволяет другим использовать то, что было обнаружено или приобретено в качестве основы для дальнейших исследований, проверок, и приложений.

Кто бы мог не согласиться с этим? Кто бы мог отказаться от таких гарантий для научного мира, а также для общества? Никто никогда не будет и мечтать отклониться от такой системы! Ученый, который пренебрег таким методом исследования, не только не продвинется далеко в своих исследованиях, но, несомненно, в конечном итоге останется изолированным.

В действительности, современная онкология является чрезвычайно дырявым сосудом, и в ней не делается ничего, чтобы попытаться придерживаться скрупулезности научного метода, когда практические результаты ускользают от нас в течение многих десятилетий. Что является причиной такого провала? Какие существуют проблемы и недоразумения при таком состоянии дел? Несомненно, отсутствие направления и инновационных способов мышления!

В начале, теория имеет разрушительный, революционный эффект, обогащая тем самым существующий понятийный механизм. Это происходит, по крайней мере, на первых порах, когда есть возможность поставлять (по крайней мере, потенциально) некоторые интерпретации реальности изучаемых явлений, которые являются более убедительными, чем предшествующие теории.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Однако, если теория не в состоянии поставлять все или часть объяснения явлений, которые она изучает, в разумные сроки, она неизбежно сползает в такую сухость и уверенность в собственном поражении, что ее исследования и эксперименты становятся повторяющимися и бесплодными. Она становится, другими словами, мертвой теорией, даже если исследования и эксперименты продолжают проводиться.

Что на самом деле происходит, так это расщепление первоначальной идеи из вытекающих понятий и соответствующих экспериментов, создавая, таким образом, динамизм, где поддерживающая идея дрейфует все больше и больше в метафизическое измерение, где она хранится, как приобретенный факт, надежно защищенная от любой критики и проверки.

Возьмем, в качестве примера, метафизическую гипотезу «Бог Вишну существует, потому что он лечит свои творения элементами Вселенной, солнцем, водой и землей», и попробуем научно доказать, что это соответствует истине.

Что бы ученые сделали, чтобы подтвердить эту гипотезу? Несомненно, они бы создали две группы исследований, эпидемиологическую и группу химического и физического анализа. Масштаб таких научноисследовательских проектов будет более или менее зависеть от денежной поддержки, поступающей из разных стран мира.

Можно было бы ожидать, что в самых богатых странах, таких как Соединенные Штаты, ученые бы начали с расчета интенсивности света или показателей его преломления по отношению к различным областям территории и по отношению к измеряемой среде, росту и весу конкретного числа лиц, принятых в репрезентативную выборку из разных городов.

Молекулярные изменения каждого метаболического процесса по отношению к худобе или тучности лиц будут изучены в лаборатории, а также генетические различия различных рецепторов, которые могут быть причиной н

арушений метаболизма, и так далее.

Единственной гарантией, ожидаемой в этом экспериментальном плане, будет соблюдение строжайшей методологической строгости с особым уважением к точности измерений, принятие допустимых критериев оценки с точки зрения погрешности, доверительных интервалов, качества доказательств, скрупулезности интервью, связи с опубликованными исследованиями и прерогативой повторяемости экспериментов и, таким образом, совместное использование результатов с международным академическим миром.

Хотя пример с богом Вишну является очевидным абсурдом, описанная процедура может быть применена для демонстрации генетической теории. Данная демонстрация настолько же невозможна, насколько и попытка доказать существование Вишну путем измерения и изучения мира любым постижимым образом.

Оба они остаются предметом веры.

Это утверждение можно пояснить некоторыми простыми соображениями. Есть два основных утверждения, вокруг которых вращается размышление о научноисследовательской и онкологической теории.

Первая гипотеза заключается в том, что неконтролируемый рост происходит от изменений в механизме роста, вызванных дегенерацией и, следовательно, неправильной работой генов.

Другое утверждение носит описательный характер, и состоит в том, что опухоль — это масса клеток, которые, как правило, растут все больше и больше. Поскольку последнее утверждение — это констатация факта, бывшая гипотезой, которая намеренно демонстрируют этот факт, дополнительное толкование просто необходимо.

Эта гипотеза, в свою очередь, требует дальнейших пояснительных элементов: каковы причины, которые определяют такое неконтролируемое размножение?

Следующая пояснительная гипотеза состоит в том, что размножение определяется неисправностью какого-либо сегмента ДНК, относящегося к генам, в частности, генам, которые отвечают за синтез молекул, необходимых для клеточного размножения. Неисправность затем объясняется (иная гипотеза) повреждением на молекулярном уровне или, скорее, бесконечной, и в настоящее время неизвестной серией эпизодов молекулярных повреждений.

Почему все эти повреждения происходят? Каковы факторы, которые это определяют? Теперь, дальнейшая пояснительная гипотеза определяет ряд возможных генераторов молекулярных изменений, действующих в гиперпластических функциях, таких как факторы роста, гормоны, токсические вещества, радиация, вирусы, недостаточность в некоторых пищевых нутриентах, наследственные факторы, иммунологическая дисфункция, чрезмерная нервно-психическая нагрузка, и другие.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Становится ясно, что первые четыре из 14 гипотез, которые мы упомянули, исключительно теоретические, и другие, будучи более конкретными, могут быть предметом экспериментов. Сразу становится очевидным, что это просто нереальная затея, так как число возможных элементов для исследования практически безгранично; просто представьте себе все ферменты и белки, которые присутствуют в клетке, или мириады токсичных веществ, которые могут действовать на нее.

{amp}gt; Подразумевается, как само собой разумеющееся, что клеточная масса, как правило, имеет тенденцию к непрерывному росту.

{amp}gt; Гипотеза, что это происходит из-за дисфункции в генах.

{amp}gt; Гипотеза, что это вызвано дегенерацией генов на молекулярном уровне.

{amp}gt; Гипотеза, что дисфункция определяет бесконтрольное деление клеток.

Что стоило бы здесь продемонстрировать, так это не просто базовое утверждение, а также и составляющие его тезисы.

Следовательно, эксперименты могут проводиться для каждого составляющего тезиса, в результате чего каждый эксперимент остается ограниченным и не связан с другими из-за бесконечного числа элементов, которые могут играть роль.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Например, линия экспериментов может касаться характеристик клеточного роста, таких как измеримая сущность, степень, или качество воспроизводимых подтипов, дифференцированная взаимосвязь с различными типами рака, и так далее. Второй подход к исследованию может касаться того, в каких именно генах произошла поломка при различных новообразованиях, таким образом, что они могут быть классифицированы как онкогенные.

Другой подход может включать исследование взаимодействия различных генетических кластеров, связанных с канцерогенезом, для изучения в течение гораздо более длительного периода времени — годы или десятилетия — в том числе при процессе увековечения в пробирке. Изучение бесконечного числа токсических факторов, способных запускать молекулярные изменения, является иным путем исследования, о котором не стоит забывать.

Исходя из вышеизложенного, можно ясно понять, почему генетическая теория рака никогда не сможет прийти к каким-либо выводам и/или положительным результатам: экспериментировать до бесконечности на бесконечном количестве явлений может быть только неубедительным и не иметь реальной пользы. Генетика и рак не имеют ничего общего друг с другом!

Блеф мультифакториальности

Одним из самых важных аргументов, которые поддерживает генетическую теорию в онкологии, является мультифакториаль-ность.

Основой этой концепции является предположение, что сопутствование нескольких факторов (причин) необходимо для развития неоплазии. Эти причины действуют в комбинированном и многоэтапном виде на протяжении более или менее продолжительного периода времени, а затем активируют генетическую дегенерацию, которая, в свою очередь отвечает за неконтролируемое клеточное деление, которое является причиной рака.

Такая концептуальная позиция, как мы продемонстрировали, очень сложная и, следовательно, очень туманная, так как переменные конкретных компонентов, которые часто непостижимы в их формировании, и приближаются к очень большому количеству, если не до бесконечности.

Но, на рациональном уровне, признание существования бесконечных причин болезненного процесса означает непринятие его реальных причин.

Предложить многофакторную причинно-следственную модель, где большое количество факторов до сих пор неизвестно, означает, признать неведение истинной причины. Этот факт был признан и принят во все времена.

Вот некоторые цитаты.

«… Через меньшее их количество (предложений) мы достигнем знания быстрее…». Органон, Аристотель.

«Сложные идеи гораздо более часто оказываются ложными».

Д. Локк.

«Изобретать без стеснения новый принцип для каждого явления, а не адаптировать его к уже известным; обременять наши гипотезы таким множеством, это представляет определенное доказательство того, что ни один из этих принципов не является правильным, и что мы только желаем скрыть наше незнание истины кучей лжи».

Д. Юм.

«Когда она (наука) после долгих снаряжения и подготовки, как только она достигает цели, впадает в смущение или для достижения цели она опять и еще не раз все начинает снова, и находит новые пути, если время приходит, когда согласие среди специалистов в данной области не является возможным на пути, по которому надо неотступно следовать ради общей цели, всегда можно убедиться, что такое исследование еще очень далеко от следования надлежащему и безопасному укладу науки, и это вместо того, чтобы просто действовать вслепую на ощупь…».

И. Кант.

«…Более того, самый безопасный способ достичь истины всегда самый короткий, для любой интерполяции понятий, может быть причиной лжи…».

А. Шопенгауэр.

«На самом деле, усложнение аппарата не имеет никакого отношения к его эффективности и практически никакая научная теория, представляющая какой-либо интерес, не может быть выражена в этой обширной системе мелочей».

Карл Поппер.

Посему, мультифакториальность является пустой и несостоятельной концепцией для любого исследования. А еще лучше, это ширма, которая скрывает глубочайшее научное бессилие.

Блеф статистики в онкологии

Один из самых спорных и противоречивых аргументов онкологии вне сомнений тот, что касается статистики выживания больных раком. Согласно этим статистическим данным, один человек из двух официально выздоравливает. Несмотря на драматизм, эта информация, тем не менее, содержит определенную надежду, и завуалировано несет в себе что-то положительное как для ученых, так и пациентов.

Ученым это диктует: продолжить исследование, таким образом, как оно началось, потому что оно дает результаты; не пробовать альтернативные теоретические или терапевтические пути, ни отчаиваться тем, что пациенты продолжают умирать каждый день. Пациентам, с другой стороны, она дает предупреждение: у вас есть 50-процентный шанс выжить, до тех пор, пока вы будете следовать обычным терапевтическим протоколам, не испытывая бесполезные альтернативы.

Но на практике, представленные статистические данные, действуют как научно-психологической кляп для тех, кто, чувствуя несостоятельность официальной онкологии, по праву чувствуют себя обязанными отправить ее к чертям раз и навсегда по следующим причинам.

{amp}gt; Откинув статистику, просто вспомнив о наших личных знакомых, мы видим, что тех, кто реально избежал рака, можно пересчитать по пальцам одной руки.

{amp}gt; Официальная терапия приводит к эффектам, которые являются разрушительными и часто смертельными.

{amp}gt; Многие из тех пациентов, которые отошли от официальных протоколов живут лучше и дольше.

{amp}gt; Перспектива обнаружения причины

рака, находится, по крайней мере, в 10 годах.

Таким образом, с одной стороны, у нас есть опыт и свидетельства, которые говорят нам уклоняться от обычных онкологических протоколов, а с другой стороны, флаг, которым машут у нас перед глазами, демонстрирует нам выживаемость в 50%, как будто это является залогом успеха.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Понятно, что если эта информация может быть опровергнута даже частично, твердыня онкологии сразу же рухнет. Поэтому давайте глубже анализировать этот статистический мир 50%, чтобы понять, где скрыты недоразумения и обман.

Первый статистический аргумент: о чем и о ком мы говорим, когда мы утверждаем, что 50 процентов больных раком можно излечить?

Очевидно, что эти данные сформулированы слишком обобщенно. Это может порождать только путаницу и мистификацию проблемы, поскольку это может являться предметом широкого диапазона интерпретаций. Должно ли это рассматриваться как среднее арифметическое между годовым числом новых случаев заболевания раком и теми, кто умирает от той же болезни? Если это так, то мы имели бы 50 пациентов, которые умирают на каждые 100 новых случаев.

Или эти данные являются средним между процентом выживаемости по всем видам опухолей? Например, если коэффициент выживаемости для опухоли легкого составляет 10 процентов, и этот же показатель для фолликулярной инкапсулированной карциномы щитовидной железы составляет 90 процентов, можно утверждать, что глобальный процент смертности обеих опухолей 50 процентов. Подобным образом можно получить среднее значение при расчете процента всех опухолей.

Понятно, однако, что вторая статистическая система является полностью ложной, поскольку опухоли, которые имеют диспропорционально иную частоту в сравнении друг с другом, расположены на одном уровне. На самом деле, если частота возникновения опухоли легких 100 на 100 000 человек, а аденомы щитовидной железы — 1 на 100 000 человек, то абсолютно бесполезно утверждать, что глобальная доля смертности составляет 50 процентов. Это потому, что, учитывая, что только 10 процентов больных раком легких выживают, математика показывает, что 90 из 101 больного раком умирают.

Второй статистический аргумент: какие виды поражений принимаются во внимание в статистических онкологических исследованиях? Как известно, при оценке рака есть весь спектр определений опухолей: от так называемых “сомнительных” новообразований и предраковых состояний до явно злокачественных.

Это, очевидно, представляет собой существенный источник ошибки, потому что новообразования, которые вообще не являются опухолями, часто включаются в онкологическую статистику, таким образом, значительно уменьшая точность.

Данное утверждение касается и полипов в прямой и толстой кишке или диспластиче-ских образований молочных желез, а также многих других безвредных новообразований, которые действительно завышают статистику, и, конечно же, не принадлежат к опухолевым заболеваниям.

Третий статистический аргумент: что является критерием для определения излечения от опухоли?

Часто — если не в большинстве случаев — довольно бессмысленный термин “клиническое выздоровление” используется в выписке из больницы после выполненного хирургического вмешательства (например, кишечной резекции).

И если по прошествии определенного периода времени возникают быстро убивающие метастазы печени, каким образом это рассматривать? Понятно, что если новообразование печени считается ex novo (впервые возникшим) как это часто бывает, статистические данные окажутся ложными, поскольку первичная неоплазия будет зарегистрирована как излеченная.

Вот еще один пример мистификации данных в статистических расчетах: больной человек, который попадал в больницу много раз и выписывался каждый раз как излеченный. Каждая выписка численно рассматривается как процентильный случай и таким образом раздувает уровень излечения.

Третий и последний пример. Пациент лечится в больнице и выписывается как пациент с положительным ответом на терапию, таким образом, он представляет собой позитивный статистический случай. Когда тому же пациенту позже становится хуже, его госпитализируют в другую больницу, а затем он умирает, становится очевидным, что в этом случае также статистика являются подменой, так как предшествующая положительная статистика должна была в действительности стать отрицательной.

Четвертый статистический аргумент: конфликт интересов. Структуры и институты, которые предлагают и применяют обычные терапевтические протоколы, являются одними и теми же организациями, которые собирают статистику. Это, конечно же, аномалия, так как нет никаких условий, которые давали бы гарантии, каким образом используются полученные данные.

В этом столько же смысла, как и в том, чтобы попросить трактирщика, который конкурирует с другим трактирщиком, оценить качество вин в обоих заведениях.

Это правда, что наука есть наука, и что ученые должны по определению, и по личному убеждению быть выше любого искушения перед обманом. Но человеческая природа такова, и история, и новости убедили нас в обратном, показав, как, например, «ненаучные элементы оценки» тонко и сознательно или подсознательно подгоняются в головах тех, кто занимается статистическими исследованиями.

Достаточно лишь вспомнить “скандал Безводы”, который имел место несколько лет назад, когда мы стали свидетелями фальсификации данных, касающихся больших доз химиотерапии, многочисленными университетскими профессорами во всем мире. Заговор был разоблачен страховыми компаниями

США, не желающими платить за лечебную методологию, которая оказалась настолько же жадной, как и бесполезной.

И это не единичный эпизод, так как подобное, кажется, является моделью проведения исследований и управления научной информацией, которые, как правило, созданы и направлены служить системе и целям, которые имеют очень мало общего с медициной.

Например, Ричард Смит, экс-издатель внушительного научного журнала British Medical Journal показывает в редакционной статье, опубликованной в журнале PLoS Medicine, как медицинские публикации, получающие огромные суммы денег на рекламу, стали ни чем иным, как продолжением маркетинговых отделов фармацевтических транснациональных корпораций.

Такая зависимость медицинских журналов от фармацевтической промышленности будет принадлежать — по словам Смита — к наименее коррумпированному проявлению этой зависимости, особенно по сравнению с публикацией клинических испытаний, финансируемых за счет промышленности, результаты которых неизменно зависят от тех, кто платит им, то есть, в большинстве случаев они являются ложными или вводящими в заблуждение.

Пятый статистический аргумент: феномен выцветания. Одним из самых загадочных аргументов, пронизывающих теорию и практику современной онкологии является тот, который касается сути и истинности научных исследований, направленных на поиск этих терапевтических твердынь, способных разрешить проблему опухолевых заболеваний.

Густой туман, на самом деле, окутывает этот мир, который с течением лет и десятилетий до сих пор остается загадочным и неуловимым.

Допустим, что это слишком сложный вопрос для анализа, и также представим, что достоверность самых рейтинговых научно-исследовательских институтов в мире каким-то образом гарантирует наилучшее качество, которое только возможно, но реальностью после более чем 50-летних экспериментов является то, что уровень смертности от рака не только не уменьшается, но на самом деле круто растет во всех географических регионах мира.

Все современные исследования поэтому кажутся бесполезными, несмотря на то, что с каждым исследователем и в каждом отдельном исследовании или клиническом испытании, каким-то образом продемонстрирован тот или иной позитивный аспект — аспект, который, как утверждается, улучшает понимание клеточных механизмов рака и, таким образом, улучшая терапию на благо пациентов.

Если мы зададимся вопросом преумножения положительных элементов, заявленных каждым исследователем, судя по количеству эффективных препаратов, обнаруженных в каждом исследовании, мы, безусловно, можем прийти к выводу, что онкологическое лечение способно вылечить 100 процентов случаев рака — что очевидно, недостоверно.

Где же подвох? Как это возможно, что каждый исследователь убежден в благости своих исследований, в комплексе с публикацией и повышенным вниманием медиа, несмотря на общее состояние несостоятельности онкологии? Неужели мы сталкиваемся с недобросовестными людьми или просто не в состоянии мыслить? Или, того хуже, мы сталкиваемся с интеллектуальной леностью людей, которые прикрываются соответствием тому, что является “общепринятым” и согласованным?

Не вдаваясь в подробности психологической динамики этих так называемых ученых, целесообразно понять механизм, который позволяет этим людям всегда находить что-то позитивное в том, что они изучают — то есть, механизм, который дает возможность всем быть правыми, даже когда им ничего не удается достигнуть.

Блеф мультифакториальности

Д. Локк.

Д. Юм.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

И. Кант.

А. Шопенгауэр.

Карл Поппер.

Начнем с 70 процентов пациентов, имеющих гормонально-зависимые опухоли, что означает, что они имеют положительные гормональные рецепторы.

Только 70 процентов из этих 70 процентов отвечают на терапию, что приводит нас к 50 процентам от общего числа пациентов.

Из вышеупомянутых 50 процентов, только 30 процентов имеют Объективный Ответ, в результате чего мы получим только 15 процентов от общего числа пациентов.

Наконец, из 15 процентов, которые мы только что упомянули, только 10 процентов достигнут полного регресса. И теперь мы дошли до 1,5 процента от нашего исходного числа.

Любому исследователю очевидно, что это бессмысленные данные, так как они находятся в пределах допустимых ошибок и разброса плюс или минус пять процентов, применимых к оценкам и измерениям, таким образом, они не несут никакого значения.

Другими словами, представленная регрессия может быть связана с бесконечным множеством факторов, начиная от диагностических ошибок, заканчивая божественным вмешательством! Но никто не может утверждать, что любой из них имеет что-то общее с эффективностью использованного препарата.

Эти результаты, достаточные для того, чтобы продемонстрировать пустоту проводимых исс

ледований и методов лечения, становятся смешными, когда используется в исследованиях, в попытке выделить превосходство одного антигормонального фармакологического вещества по сравнению с другим.

Если мы возьмем, например, различные молекулы, такие как тамоксифен, анастрозол, летрозол, эксеместан, фулвестрант и т.д., мы заметим, что, как правило, эффективность варьируется в порядке пяти процентов от одного препарата к другому. Эта эффективность, по сравнению с 1,5 процентами пациентов, которые реагируют, проявляет вариацию в 0,01 процент. Это крошечное число служит лишь для демонстрации идиотизма проведенных исследований.

Вот оно! Если мы умножим эти данные на количество противоопухолевых веществ, которые используются в онкологических препаратах, становится ясно, почему рак продолжает неустанно и без сопротивления убивать миллионы людей.

Шестой статистический аргумент: наводящая экстраполяция.

Этот метод представления научных данных стремится показать элементы, которые, казалось бы, убедительны в поддержке определенных молекул или терапевтических вмешательств, которые в действительности не имеют никакого эффекта. Наводящая методика очень проста, так как она способна подчеркивать предполагаемые различия в эффективности между той или иной молекулой, в то же время, скрывая тот факт, что эти анализы проводились на маргинальных переменных, которые сами по себе имеют крайне низкую статистическую значимость и, в общем, не имеют никакого смысла.

Эти данные, которые кажутся столь значительными, по своей сути — статистический блеф, поскольку этот тип рака настолько редко регистрируется, что сам по себе является незначительным.

Давайте рассмотрим, насколько редко: “Заболеваемость двусторонним раком молочной железы, вероятно, выше, чем считалось в прошлом (около 1 процента в год)” (Бона-донна, стр. 727).

Сильно раздутая эффективность тамокси-фена поэтому уменьшается до значения в 0,4 процента, что равнозначно нулю.

Грибок производит невообразимое количество спор, и у большинства грибов есть механизмы высвобождения спор в воздух.

Следовательно, многими грибковыми заболеваниями человека можно заразиться через легкие. Другие грибки и дрожжевые грибы могут создавать влажные и липкие споры, которые могут цепляться к насекомым, грызунам и т.д., в качестве переносчиков. Некоторые дрожжи, такие как Candida, могут генерировать тип споропродуцирующих гифов под названием хламидоспоры (на англ.— cla-mid-o- spores).

Блеф бесконечных открытий

В течение долгого времени мы уже привыкли к ожиданию новостей о прогрессе и научных завоеваниях человечества с наивысшим интересом, от открытия лунных пород до воды на Марсе, и от клонирования овцы Долли до электромобилей на солнечных батареях. Мы всегда благоговеем и находимся под очарованием когнитивного потенциала человечества, чувствуя глубокое восхищение ученым или исследователем, который смог получить некоторые исключительные результаты.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Это позитивное чувство, проницательно эксплуатировалось в медицине, и особенно в онкологии, чтобы замаскировать или смягчить несостоятельность, в которой эти две дисциплины находились в течение двух десятилетий, успешно убеждая общественное мнение в том, что то, что уже сделано — это самое большее, что может быть сделано.

Как и в искусно срежиссированном фильме, важные открытия в области генетики, молекулярной биологии или других областях, публикуются почти с ежемесячной частотой — открытия, дающие возможность производить новые лекарства, которые эффективны против рака. Тем не менее, эти открытия, о которых трубят в средствах массовой информации во всем мире, как метеориты в небе, что с завидной регулярностью исчезают в темноте и которые быстро предаются забвению.

Таким образом, ученым, которые в действительности ничего не находят, удается достигнуть двух целей, а именно обмануть общество, несмотря на то, что преждевременная смерть настигает их как торнадо, и продолжают получать финансирование и гранты на обучение, которые настолько же бесполезны, как и бесконечны.

1- ый — выбор поля исследования — генетики и молекулярной биологии — не доступных для подавляющего большинства людей, включая врачей.

2- й — преобразование и ограничение исследований до бесконечно узкого уровня изучения, которое может быть осуществлено лишь посредством очень дорогой и сложной аппаратуры.

3- ий — создание символического языка, который является очень сложным и нечетко сформулированным, таким образом, трудно усвояемого по своей структуре, а также из-за его постоянной изменчивости.

4- ый — эксклюзивное признание тех биологов, которые имеют право на познание и толкование молекулярных явлений, с последующим ограничением роли врача.

5- ый — создание эмоционально наводящих объектов исследований, выбранных из области очевидного, тем не менее, каждый раз определяемых, как ключевые в борьбе против рака.

6- й — пропаганда в средствах массовой информации, поддерживаемая мощной и густой сетью научных, публицистических и политических сговоров.

7- ой — преувеличение и разглашение успехов онкологических исследований, которые в действительности являются либо ложными, либо случайными.

8- ой — репрессии и контроль со стороны институциональных и методологических барьеров за потоком идей, которые являются либо инновационными, либо критическими по отношению к системе.

В последнем анализе, понимание того, что является научным, в действительности, поддерживается только возможностью выполнения опытов и исследований, предложенных и одобренных официальной медициной — то есть, методом, исключающим всех тех, кто не “вхож” в систему. Только профессора университетов и видные деятели институций, как таковые, имеют доступ к экономическим ресурсам и структурам для проведения исследований.

{amp}gt; Раковые больные обречены на то, чтобы продолжать умирать обессиленными, в самых зверских страданиях, вызванных онкологическим лечением, санкционированным государством, становясь жертвами извращенной информационной системы, которая поддерживает ложь, неправдивую информацию, и недобросовестность.

Если кто-то удосужился бы, хоть на минутку, проанализировать любое исследование или онкологическую работу по генам, вирусам, рецепторам, молекулам, фармацевтическим субстанциям или чем-нибудь еще, ему сразу же станет очевидным, что он вступает в сюрреалистический мир, в котором, в основном, доминирует коллективный идиотизм.

В исследованиях — некоторые из них вынесены в сноске — невероятно большое количество взаимосвязей, существующих между биомолекулами, было проанализировано с помощью технического жаргона, непонятного для самих врачей.

Можно было бы продолжать дни напролет изучать, например, взаимосвязи в молекулярном каскаде, как такие, что уже были нами рассмотрены. Тем не менее, неизбежно попадаешь в бесконечную спираль, потому что, в конечном итоге, исследование — это не что иное, как банальное описание молекулярных переходов любой живой клетки.

Но это еще не все. Если организовано исследование, которое включает в себя эксперименты с веществами, которые усиливают или подавляют деятельность таких молекул, каждая из которых была изучена, таких как канцерогены, фрагменты ДНК, вирусы и химиотерапевтические препараты, то у нас появляется целая Вавилонская башня, в результате чего можно создать самый дурацкий терапевтический противораковый протокол.

Но почему мы должны сходить с ума, чтобы изучать до бесконечности мельчайшие молекулярные отрезки клеток, если все, что мы должны сделать, чтобы эффективно влиять на фермент или белок организма, это найти правильный яд, который убивает клетку? Это то, что происходит на самом деле: с одной стороны, у нас есть миллионы банальных и бесполезных исследований, а с другой, клинические и фармакологические эксперименты с ядами, которые полностью оторваны от исследований, и которые используются только в качестве предлога для того, чтобы слепо бомбардировать клетки.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Блеф можно резюмировать таким образом: бесполезные исследования и бесконечные эксперименты, так что никто уже ничего не понимает, притом, что научное бессилие и недостатки нынешней онкологической системы таятся в потемках, подальше от глаз людских.

Противоречия онкологии

Сегодня, по прошествии стольких лет неоправданных ожиданий в онкологии, мы должны твердо отказаться от генетической матрицы, как причины рака. Немыслимо, что эта теория должна быть поддержана, потому что теория — это все что угодно, кроме логики. Это в большей мере вопрос веры, а не научной теории, и это становится совершенно очевидным, когда читаешь «священные тексты», доступные на рынке.

Для обоснования наших выводов мы изучили трактаты “Онкологическая Медицина”, уже упомянутые выше, и “Внутренняя Медицина”, где часто в начале абзаца предлагается модель для объяснения, и она же неизбежно опровергается в конце. Внимательное прочтение двух текстов показывает, как туманно в настоящее время описание генетики: есть тысячи «если», которые никогда не станут “да”. Кроме того, нет ничего конкретного в обсуждениях, касающихся возможных будущих результатов.

Выдержки, приведенные в ссылке, достаточно наглядны в отношении дымовой завесы генетики и раз и навсегда проясняют ее иллюзии. Они показывают, что это может использоваться в качестве дискуссии, но, конечно же, не на научном уровне и, следовательно, должны быть отброшены. Удручает то, что все общество и хуже того, отдельный гражданин, должны чрезвычайно страдать из-за бесконечной путаницы множества «если, пожалуй, возможно, и будет».

Если мы опровергнем обоснованность текущих онкологических перспектив, то есть все основания задаться вопросом, как мы должны воспринимать успехи, полученные официальной и альтернативной медициной. Это, и в самом деле, правда, что почти каждый день мы слышим из многих источников, что произошло излечение впоследствии проведения той или иной терапии.

В этот момент необходимо уточнить, что если мы признаем возможность улучшения и излечения, то по логике, недопустимо относить их к тому или иному лечению, которое является более или менее официальным. Учитывая, что большинство компонентов, которые играют роль в “объекте опухоль”, не могут быть указаны, то условия, которые определенно устанавливают благотворное влияние терапии, не могут существовать.

Другими словами, мы могли бы оказаться в ситуации, когда все методы лечения, в том числе и официальной медицины, правомочно имели право преувеличить свою точку зрения, хотя реальная причина их успеха неизвестна для кого-либо из них.

B этом случае, даже самый точный и строгий эксперимент обрел бы вымышленный характер, а не истинное соответствие реальности. Именно по этой причине, на данный момент, мы должны признать, что онкология, каковой мы ее знаем, мертва. Следовательно, ничего не остаётся делать, кроме как смотреть вдаль и двигаться вперед.

Реальные шансы на выживание при раке

5. Страх

Всем известно, что рак является неумолимой болезнью, которая не дает шансов заболевшим ею. Каждый из нас знает, что когда знакомый, родственник или друг заболевает этой страшной болезнью, его или ее шансы на выживание очень малы, и только чудо может спасти их!

С другой стороны, официальная статистика показывает проценты, которые являются весьма обнадеживающими, и демонстрирует средний уровень выздоровления около 50%; это означает, что один человек из двух будет спасен. С одной стороны, таким образом, мы видим, статистику высокой смертности, поступающую из реального мира; с другой стороны, мы видим, проценты, которые несколько обнадеживают и вытекают из «научных анализов».

Новый мировой порядок: Планы, раскрытые инсайдером в 1969 году

Если пренебречь самыми детальными характеристиками патологии, можно примерно разделить все заболевания на внутренние или внешние, на основании их происхождения относительно человеческого тела.

Болезни исходящие изнутри называются эндогенными, а те, которые имеют внешнюю природу, называются экзогенными. Те, которые имеют элементы обоих, называют смешанными.

Можно намного упростить понимание взаимосвязи между терапией и патологией, если предположить что, нозология охватывает все три эти области.

Легко понять, что эндогенные заболевания включают в себя весь дисбаланс и декомпенсацию энергии, вытекающие из поведения индивида (ментального, интеллектуального, психического, духовного, пищевого, генетического, и конституционального).

Внешние заболевания представляют, наоборот, вред, причиненный организму факторами внешней среды и случайными условиями, а также инфекциями. Смешанные заболевания, наконец, состоят из всех болезненных факторов, где существует взаимозависимость между элементами двух вышеупомянутых подразделений, с особым ударением на взаимодействие между личностными элементами и инфекцией.

Предлагаемая выше схема, хоть и кажется простой, на самом деле представляет немало трудностей, поскольку зачастую нелегко найти реальное влияние каждого компонента, особенно когда частота внешних факторов приобретает значение, отличное для каждого субъекта.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Например, землетрясение, правовой акт, унижение, или другой прошлый опыт с психологическими последствиями, являются внешними факторами. Их восприятие, тем не менее, зависит от нервно-психической структуры личности.

Кроме того, страдания и истощение могут последовать за этим — состояние больных, ответственное за возможное повышение восприимчивости к инфекциям, подверженность отравлениям, или просто плохое питание. Понимая это, мы сможем лучше понять сложности в нахождении логической цепочки для болезней и синдромов, которые часто показывают полицентрический генезис и сложные проявления.

Углубленный анализ причин заболеваний приводит, таким образом, к важным теоретическим результатам. Для того, чтобы улучшить состояние здоровья человека, для продвижения в области научных исследований и победы над современными болезнями требуется одновременное воздействие во всех доступных направлениях.

Это по существу означает следующие два принципа.

Во-первых, врач, клиницист или, проще говоря, тот, кто хочет, излечить других, должен иметь мужество, чтобы заниматься миром жизни во всех ее проявлениях — опираясь не только на закодированную систему идей, но и, используя свои собственные личные качества (такие как чувствительность и человечность), чтобы получить возможность раскрыть истинные и глубокие причины заболевания каждого пациента.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Во-вторых, любой экспериментатор, биолог, фармаколог, и так далее не может просто запереться в лаборатории в поисках тех решений, созданных только бесконечным сложением элементов — additio partis ad partem (лат.), но главным образом, он должен понять важные критические сигналы. Такой человек должен, прежде всего, обладать широким клиническим мышлением, на котором будут базироваться его эксперименты, и оцениваться их результаты.

Только при сохранении человечности, совмещение клинической работы и экспериментирования помогут получить широкий динамизм понимания, необходимый для раскрытия сложных причинных механизмов заболеваний, которые являются результатом событий в пространстве и времени и избежать нашего рассмотрения в свете современного метода статического исследования.

Может возникнуть вопрос, почему мы должны менять текущее положение вещей в системе здравоохранения. Ответ кажется очевидным для меня: учитывая текущее состояние медицины, очевидно, что человек, врач, магистр и ученый снизили свою защиту против истинных врагов здоровья, и ослепленные множеством поверхностных и неуместных тем, потеряли единственный эффективный инструмент — микробиологию — посредством которого возможно было построить результаты, заработать уважение и признание.

И, следовательно, должна быть организована возобновленная энергичная борьба против инфекции с вовлечением значительных людских ресурсов. Это особенно актуально сегодня, когда мы вынуждены перейти к еще более изысканным уровням исследования.

Я надеюсь, что в скором времени мы сможем изучить и освоить эти бесконечные плоскости с аналогичными результатами, полученными в микробиологии в прошлом веке, особенно в отношении рака. Надеюсь на то, что удастся освободить людей от кошмаров современных болезней и дать им возможность большей автономии жизни.

На основании приведенных выше соображений, решение проблемы, которую представляют собой опухоли, следует обязательно искать в трех областях, описанных выше (аутогенных, смешанных и экзогенных заболеваниях). В первом случае, рак может быть вызван исключительно факторами, свойственными индивиду (генетическими, автоиммунными, психологическими и т.д.). Поэтому эти причины будут необходимыми и достаточными для развития опухоли.

Во второй гипотезе, синергизм этих причин с внешними будет необходимым, но не достаточным для развития опухолей.

1. Опухоли принадлежат к диапазону хронических заболеваний.

2. Опухоли могут поражать любую анатомическую область.

3. Они приводят к ухудшению состояния истощения вплоть до кахексии.

4. Они ответственны за целую гамму клинических проявлений, особенно состояний неспецифического недомогания.

5. Они неизменно вызывают симптомы, которые являются более серьезными для молодого или более реактивного организма.

6. Они редко приводят к гиперпирексии (высокой температуре), за исключением терминальных стадий.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

7 . В большинстве случаев они резко ухудшаются в результате применения обычных методов лечения.

8. В некоторых случаях, которые считаются чудотворными, они регрессируют полностью без видимой на то причины.

9. Если это “доброкачественное” образование, следовательно, киста, оно не приводит к порочным или тяжелым последствиям.

10. Они могут быть экспериментально воспроизведены с помощью различных методик, таких как использование радиации, прививок онкогенных вирусов, или введением более или менее токсичных веществ (здесь следует отметить, что даже вода, если ее применять как “китайские капли”, как сообщается, имеет онкогенное действие).

11. Они способны вызвать нарушения на тканевом уровне, которые иногда настолько глубоки, что даже вызывают чувство отвращения, особенно если рассматривать их на патологоанатомическом столе.

12. Они постоянно проявляются на гистологическом (тканевом) уровне клеточными и ядерными изменениями, которые пропорциональны их злокачественности (например, наименее недифференцированный тип является наиболее злокачественным).

13. Они часто рассматривается как следствие особенности генетической конфигурации.

14. Они никогда не поражают мышцы.

15. Они часто развиваются на месте уже существующего патологического состояния (язвы, цирроза, полипоза и т.д.).

16. Они являются результатом — и это единодушное мнение — совместного воздействия группы факторов; то есть не одного элемента, а целой сети причин.

Очевидно, как приведенное выше описание рака, хотя и краткое, переносит нас в направление, которое отличается от современной онкологии, где только эндогенные элементы считаются наиболее значимыми, хотя и усиленными соперничеством мириа-дов причинных факторов в игре под названием «все или ничего».

Поэтому представляется целесообразным рассмотреть различные точки в сравнении с такой установкой.

а) Если настоящая причина рака неизвестна, то не кажется правомочным продолжать поддерживать и пропагандировать тезис мультифакториальности, во-первых, потому что это отвлекает ум от прицельного наблюдения одного фактора, а во-вторых, это способствует предвзятому чувству бессилия из-за разнообразия материала, который надо исследовать, что практически нереально сделать в одиночку.

б) Термины “инвазивный” и “метастази-рование” должны быть четко определены, потому что первый имеет, прежде всего, местное значение, в то время как последний является следствием. Таким образом, предпосылки этих двух терминов совершенно разные, как с этиологической, так и патогенетической точек зрения: инвазия не является колонизацией.

Что в первую очередь интересно, так это генезис, начало инвазии, потому что именно на этом основано распространение опухоли, и это действительно возможно отследить до процесса, который имеет внутренний или внешний источник. Очевидно, что первая выше упомянутая гипотеза о причинах рака об аутогенном происхождении создает серьезные трудности.

Тезис о том, что организмы, ткани, клетки могут содержать в себе условия для автономной неопластической дегенерации, демонстрирует в большей мере духовное, а не научное отношение, во-первых, потому, что интуитивно нам сложно признать, что, возможно, существует естественная тенденция живых структур к аутофагоцитозу, а во-вторых, потому, что причины перехода от нормального к патологическому состоянию логически не объяснены.

Попытки поддержать такие аргументы, ссылаясь на автоиммунные или многомерные и крайне сложные генетические факторы, неизменно оказываются бесполезными, поскольку даже неограниченные технические характеристики основной концепции, которая по сути своей является дефектной, могут только поспособствовать ее несовершенству.

Углубленный анализ действительно может предложить только детальное объяснение, но оно не может добавить ничего нового к первоначальной идее.

в) Демонстрацию вышеупомянутого пункта можно найти в тех редких случаях, которые не являются фатальными и которые свидетельствуют о том, что опухолевой процесс также может иметь обратимый характер.

Грибы выделяют токсины, чтобы переваривать пищу

«Этот обширный и сложный мир простирается от элементов с субклеточной структурой — и вот мы уже на пределе жизни — таких, как вирусы и вироиды,— через микоплазмы — к другим организмам с высшей организацией: бактериям, актиномицетам, миксоми-цетам, грибам, простейшим, и если мы хотим, даже некоторым микроскопическим водорослям».

Общим элементом всех этих организмов является система питания, которая, за некоторым исключением, происходит при непосредственном поглощении растворимых органических соединений. Это отличает их и от животных, которые питаются, глотая твердые органические материалы, которые трансформируются при пищеварительных процессах, и от растений, которые синтезируют органические вещества из минеральных соединений за счет энергии света.

Хотя и в усовершенствованном виде, но современные биологи готовы принять концепцию Третьего Царства.

Некоторые идут еще дальше, утверждая, что грибы должны быть выделены в отдельную классификацию.

«Если мы поставим на первое место царство многоклеточных организмов с фотосинтезирующими способностями (растения), а на второе — организмы, не обеспеченные способностью к фотосинтезу (животные), и те и другие состоят из клеток с явным ядром (эукариоты), и кроме того, мы добавим другое царство, наконец, обладающее явным ядром».

Кроме того, в отличие от всех других микроорганизмов, они обладают любопытной особенностью — при их микроскопическом строении (рис. 1), в то же время наблюдается тенденция к достижению впечатляющих размеров (вплоть до нескольких килограммов), пока они сохраняют способность к адаптации и воспроизведению в любом размере.

В этом случае, следовательно, они должны рассматриваться не как организмы, а как

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

агрегаты клеток собственного рода с орга-низменным поведением, поскольку каждая их клетка сохраняет нетронутым свой потенциал для выживания и воспроизводства, независимо от структуры, к которой она принадлежит. Таким образом, удивительно очевидно, как трудно становится определить реалии такой сложной жизни во всех их биологических процессах. В самом деле, даже сегодня существуют огромные пробелы и приблизительность в таксономических характеристиках, используемых в микологии.

Имеет смысл остановиться и более подробно рассмотреть этот странный мир с его специфическими свойствами, в то же время пытаясь выделить те элементы, которые каким-то образом имеют отношение к проблемам онкологии.

Рисунок 1. Как правило, грибы начинают развиваться из спор, растут в виде нитей, называемых гифами, диаметром около 5-10 микрон (гифы не растут из тела; сам гриб является гифом).

По мере роста гифы постоянно выпускают новые отростки.

При контакте гифа одного гриба с гифами клеточных единиц других грибов, они образуют организм больших размеров называемых мицелием (mycellium). Примером такого объединения может послужить слой плесени на хлебе. Вся масса является одним грибом, но, если она разделена на более мелкие части, они все еще формируют живые автономные единицы.

Гифы растут, начиная с вершины (рисунок справа), транспортируя свою протоплазму (внутреннее, клеточное вещество) в пространство, куда они растут.

Этот механизм способствует стабильному росту к новым пищевым областям, даже проникая через твердые поверхности, такие как клеточные стенки растений и живых организмов.

Грибы являются гетеротрофными организмами (они зависят от готовой пищи) и, следовательно, они нуждаются в предварительно сформированных соединениях для получения углерода и азота. Наиболее часто используются простые углеводы этих элементов (например, моносахаридов глюкозы, фруктозы, и маннозы), которые являются сахарами.

Это означает, что в их жизненном цикле они зависят от питания других живых существ, что должно использоваться различными путями, как сапрофитным (питание через органические отходы) и паразитарным образом (прикрепление непосредственно к ткани

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

хозяина).

Они классифицируются как эумице-ты (eumycetes) с половым размножением (то есть, совершенные грибы), а также дейте-ромицеты (deuteromycetes) с бесполым самовоспроизведением, которое не вытекает из какого-либо процесса оплодотворения.

В обоих случаях, репродуктивный цикл происходит через одноклеточные или многоклеточные споры.

Крайняя сложность репродуктивной панорамы грибов чрезвычайно интересна, по причине их чрезвычайного полиморфизма, который представляет такое биологическое разнообразие, что мы можем сделать вывод о неограниченной способности к приспособлению — адаптивности, и, следовательно, неограниченному патогенному потенциалу.

Таким образом, большое разнообразие половых проявлений (половое, бесполовое, почкование, которое часто наблюдается у одиночных грибов) в сочетании с огромным морфо-структурным разнообразием соответствующих органов, направлено на создание спор, благодаря чему поддерживается непрерывность и распространение видов.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Очень часто можно наблюдать особое явление, которое имеет название гетерокариоз (heterocariosis) в микологии, которое характеризуется сосуществованием нормальных и мутантных ядер в клетках, которые прошли фазу слияния гифа. На сегодняшний день у фитопатологов существует большое беспокойство по поводу формирования организмов, которые генетически отличаются от прародителей и которые проходят через так называемые парасексуальные репродуктивные циклы.

Широкое использование фитопрепаратов, в самом деле, в большинстве случаев приводило к мутациям в ядрах многих грибов паразитов с косвенным формированием гетерокари-она. Иногда эти грибы особенно вирулентны в их патогенности.

Как паразиты, грибы могут развивать некоторые специализированные структуры в форме свитка переменного размера из гифа (базового имплантата). Эти структуры способствуют проникновению в тело хозяина.

Синтез спор может быть настолько урожайным, что каждый цикл всегда включает в себя десятки, сотни, и даже тысячи миллионов элементов, которые могут быть разнесены на значительные расстояния от своей исходной точки. Небольшого движения, например, достаточно чтобы произошло их немедленное распространение.

Споры, обладают очень сильной устойчивостью к внешней агрессии, так как они способны оставаться в состоянии покоя на протяжении многих лет, если это диктуют условия окружающей среды, сохраняя свой регенеративный потенциал неизмененным.

Коэффициент развития верхушек гифа (кончиков) после прорастания чрезвычайно быстрый (100 мкм в минуту в идеальной среде), со способностью к разветвлению, и, таким образом, появлению новой области верхушки, что в некоторых случаях составляет лишь около 40-60 секунд.

Форма гриба всегда неопределенная, так как она зависит от среды, в которой гриб развивается. Можно наблюдать, например, как тот же мицелий, существует в состоянии простых изолированных гифов в жидкостной среде или в более твердых и компактных скоплениях с формированием псевдо-паренхимы (стромы или несущей конструкции) и нитях мицелия и тяжах (ризоформе).

Аналогичным образом, можно наблюдать такую же форму у разных грибов, где они должны соответствовать окружающей среде (явление обычно называют диморфизмом).

Частичная или полная замена питательных веществ вызывает частые мутации в грибах, что свидетельствует об их повышенной приспособляемости ко всем субстратам.

При нестабильных условиях питания, у многих грибов происходит слияние гифов (между соседними грибами), что позволяет им зондировать имеющийся материал легче и с помощью более совершенных физиологических процессов. Это свойство заменяет конкуренцию и сотрудничество, и ставит грибы по другую сторону от любых других микроорганизмов. По этой причине, некоторые биологи называют их социальными организмами.

Когда клетка стареет или повреждена (например, токсичными веществами или препаратами), многие грибы, чьи межклеточные перегородки снабжены порами, реагируют запуском защитного механизма. Этот процесс называется протоплазматическим потоком, через который они передают как ядро, так и цитоплазму поврежденных клеток к здоровым, сохраняя весь их биологический потенциал без изменений.

Каким образом регулируется процесс развития разветвлений гифа пока остается неизвестным. Он состоит либо из ритмического развития, или появления секторов, которые, несмотря на то, что происходят от системы гифа, тем не менее, обладают способностью к саморегуляции, а это означает, что они не зависят от регуляции и поведения остальной части колонии.

Грибы способны вносить бесконечное количество изменений в их собственный метаболизм, чтобы преодолеть механизмы защиты хозяина. Они состоят как из плазматических и биохимических реакций, так и увеличения в объеме (гипертрофии) и количестве (гиперплазии) пораженных клеток.

Они обладают исключительной агрессивностью. Они нападают не только на растения, но и на животные ткани, пищевые продукты, и даже на другие грибы, а также простейших, амеб и нематод.

Охота на нематод, например, происходит с помощью специальных модификаций гифов, которые расставляют настоящие ловушки из мицелия, которые могут быть перекрестными, вязкими или в форме кольца.

Эти ловушки обездвиживают червей, в которые впоследствии проникают гифы. В некоторых случаях, агрессивность грибов настолько высока, что кольцо из клеток, которое состоит всего лишь из трех единиц, способно окружить, заключить и убить добычу в короткие сроки, несмотря на ее отчаянное шевеление.

Из коротких заметок, приведенных выше, кажется очевидной необходимость уделять больше внимания миру грибов, которые являют собой живые объекты, представляющие туманную прослойку между растениями и животными. Следует обратить на это особое внимание, если мы считаем, что и биологи и микробиологи зачастую демонстрируют большие пробелы в знаниях в вопросах описания или интерпретации формы, физиологии и воспроизведения грибов.

Оппортунизм Кандиды

Кандида определяется как «оппортунистический и условно-патогенный вид грибов — сапрофитов». Эта официальная «вывеска», которая одновременно является привлекательной и обнадеживающей, на самом деле ничего не говорит и не объясняет, поскольку она достаточно незаметно скрывает опасности заболевания.

Прилагательные «оппортунистический» и «условнопатогенный» на самом деле снижают бдительность научной совести индивида, который обманут снотворным тоном фразы и естественной тенденцией к принятию того, что всегда «говорили эксперты».

Candida Albicans — это ошибка по двум причинам.

Во-первых, было в достаточной мере показано, что старые и широко распространенные идеи не всегда являются лучшими, в противном случае, не было бы никакого научного прогресса.

Во-вторых, термин «оппортунистические» вовсе не свидетельствуют о безвредности; скорее, он предполагает значительный уровень опасности, так как он подчеркивает повышенную адаптивность и полиморфизм. Это часто сообщалось, например, B. L. Wickes, T. Suzuki, T. J. Lott. 50

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Исследование F. C. Odds показывает, как бесконечные варианты Candida могут быть сформированы из идентичных или подобных семейств, даже в различных географических областях. Это свидетельствует о том, как семейства Candida могут приспособиться к любому типу переменных, не только биологических. Достаточно считать, что так называемый оппортунизм Candida в реальности скрывает такую агрессивность, которая делает ее способной атаковать и колонизировать даже синтетические материалы, используемые в качестве замены протезов для внутренних органов, как сообщают Ell и Schaz.

Если описание “оппортунист Candida” обозначает ее способность перейти, метаболически и структурно, от безвредного к патогенному состоянию, кто бы мог оспорить правдоподобность дальнейшей трансформации — при определенных условиях — от патогенного к инвазивному, то есть опухолевому состоянию с помощью дальнейших этапов дифференцированного оппортунизма?

Канндида всегда присутствует при раковых заболеваниях

R. L. Hopfer: 79%
U. Kaben: 80%
W. T. Hughes: 91%
T. E. Kiehn: 97%

Есть большое количество работ, в которых продемонстрировано постоянное наличие грибков в тканях онкологических больных, особенно у терминальных больных.

В последние годы мы наблюдали крещендо голосов, которые определяли этот ужасающий грибок, как «наиболее важную и наиболее актуальную проблему, которую должна разрешить онкология».

Следующие цифры, касающиеся сосуществования Candida и раковых заболеваний, были собраны несколькими авторами.

Наблюдаемые цифровые параметры действительно впечатляют, особенно принимая во внимание трудности нахождения Candida в исследуемых органических материалах. Это было также сообщено R. S. Escuro, Z. O. Karaev, и T. J. Walsh.

Приведенные положительные результаты позволяют нам утверждать, что Candida всегда присутствует в тканях онкологических больных. Не только это, но разновидности Candida представляют сегодня, по мнению ряда ученых, одну из первых причин заболеваемости и смертности у пациентов, страдавших от новообразований гемолимфопоэтической системы.

O. Uzun даже проанализировал все данные с 1974 по 1999 года о присутствии канди-доза у больных и прогностические факторы, включая предсказуемые элементы смертности, и пришел к выводу, что глобальный уровень смертности у больных раком варьирует между 33% и 75%, и это зависит от типа заражения Candida.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

{amp}gt; укоренение в глубину соединительной ткани (в различных органах).

{amp}gt; экспансия, которая вызывает органические реакции в виде попыток инкапсулировать колонии грибов, и в результате — с формированием новообразований.

{amp}gt; рост как в окружающей ткани, так и отдаленно (метастазирование).

{amp}gt; прогрессивное истощение организма с вытекающей глобальной инвазией организма. Это этап, который чаще всего наблюдается и рассматривается как «оппортунистический».

{amp}gt; Exitus (смертельный исход).

А. Pedersen and J. Trotoux Фомирование эпидермоидной карциномы языка
K.V. Zhang and O’Grady Новообразования ротовой полости
J.N. Hicks Новообразованиягортани
E. A Field andF. R. Wang Рак легких
P. Joseph Поперечно-полосатаямиксома
A. Rumietal. Рак пищевода
T. Taguchi Рак кишечника
V. Raina Лимфома Ходжкина
M. Piazzi: Саркома Капоши
A. Mannell Опухольподжелудочной железы
Соображения и работы, процитированные выше, свидетельствуют о том, Candida обладает мощным канцерогенным потенциалом, и подтверждают, что сегодня уже непри

емлемо восприятие исключительно патогенной роли Candida, как следствия состояния ракового истощения.

Многие из авторов, которых мы цитировали здесь и те, которых мы не цитировали, безоговорочно признают прямую причинную роль грибков в генезисе рака, но они часто ошибочно считают, что Candida несет ответственность за синтез веществ, которые модифицируют гены, которые отвечают за функционирование клетки.

В свете доказательств, которые уже существуют в настоящее время, вовсе нелогично настаивать на том, что Candida, как микроорганизм, находится в сумеречной зоне между патогенностью и безвредностью. Скорее наоборот, она должна быть исследована в качестве единственного, ужасного причинного генератора неоплазий.

Положительный вклад в понимание механизма опухолевой патологии можно с уверенностью почерпнуть из понимания псориаза, довольно распространенного заболевания кожи, для которого причинный механизм неизвестен.

Современные теории о псориатических поражениях двигаются — как это происходит и с опухолями — в области, слишком обширной, обобщенной и стерильной, из-за отсутствия определенного направления. Гипотезы предполагают, что болезнь предпочитает локализации, которые подвержены постоянным микротравмам (например, суставы).

Но если мы обратим внимание на типичную дезорганизацию кожной ткани при псориазе, у нас возникнет ощущение, что мы наблюдаем инфекцию — что часто рассматривается как медицинская ошибка, когда вместо псориаза диагностируется микоз.

Тем не менее, то, что мешает принятию этого — и, таким образом, классификации в разделе инфекционных заболеваний — это отсутствие ens morbi (лат., природы заболевания), определяемой причины (по крайней мере, с помощью современных методов исследования), при проведении биопсии.

Если вместо этого мы склоняемся к микробному генезу псориаза, возникает много аналогий с опухолевой патологией, с которой псориаз разделяет черты инвазивности и необратимости.

Как и в каждой ткани или органе, местом опухолевой пролиферации является соединительная ткань, так что, правдоподобно, зона вовлечения для псориаза может находиться только в подкожной клетчатке, где конкретные условия истощения могут способствовать укоренению инфекции в определенный момент времени.

После того, как мы установили одну и ту же причинно—следственную идентичность обоих заболеваний, то действующий механизм псориаза становится простым и ослепительно ясным.

Местные предрасполагающие вредные факторы способствуют проникновению Candida в гиподерму, где Candida пытается расширить свое влияние, в соответствии со своей биологической конфигурацией — в вегетативном смысле, производя на свет свои классические ответвления или гифы.

С другой стороны, соединительная ткань пытается предотвратить естественную эволюцию агрессора, и в то же время пытается преодолеть его с помощью своих специфических иммунологических свойств. Это, в свою очередь, приводит в действие своего рода сжатие Candida.

Candida, следовательно, вынуждена принимать не только определенную биологическую форму, но и ”микро- растительное” паразитическое измерение, правдоподобно, очень похожее на вирус, и, таким образом, становится невозможным искоренить ее.

Существенное различие, которое существует между псориазом и опухолью, однако, заключается в их различной эволюции: доброкачественной для первого, и злокачественной — для последнего.

Другими словами, когда речь идет о псориазе, мы имеем дело со сравнительно безобидным хроническим заболеванием, с раком, наоборот, приходиться почти неизменно ожидать несчастного исхода. Хотя мы сталкиваемся с одной и той же патологической сущностью, можно увидеть разницу, если задуматься о локализации заболевания — внешней в одном случае, и внутренней — в другом.

Первый может быть атакован или описан в манере и с помощью средств, которые изменяются в зависимости от точки вторжения.

При псориазе развитие Candida может на самом деле ограничиться небольшим пространством в подкожной клетчатке, по причине недостаточного питания, продиктованного анатомическими соображениями, а также из-за природной естественной рефрактерно-сти подлежащего мышечного слоя кожи сверху к грибковой инфекции.

Это, как если бы мы были в присутствии «линейной доброкачественной опухоли» кожи. Напротив, развитие опухоли происходит во внутренней зоне организма, где связь между соединительной тканью и дифференцированными тканями может быть гораздо

Болезнь, таким образом, оказывается гораздо менее податливой и, таким образом, неизбежно агрессивной. Это также происходит при опухолях кожи. Нарушение тканей, которое наступает, является не более чем выражением оборонительных возможностей вовлеченных тканей.

Там где Candida успешно оккупирует соединительные зоны, в первую очередь — эпителий, а затем все остальные доступные клетки пораженного органа немедленно спешат заполнить зону вторжения. Это приводит к интенсивной деятельности и тотальной борьбе, границы которой обозначены анатомическими, функциональными, и сосудистыми нуждами колонизированного органа.

Пока возможна компенсация, не возникает никаких проблем или отдельных симптомов, но как только баланс нарушается и дегенеративное состояние достигнуто, ситуация необратимо развивается в инвазивном направлении, приводя к последовательности таких болезненных симптомов у онкологических больных.

Важно понимать, что колонии грибов обычно оказывают свое разрушительное действие только на поверхностном уровне в эпителии. Это потому, что, для того, чтобы проникнуть в более глубокие ткани через кровь или лимфатическую систему, они должны разделяться на базовые блоки — споры — которые легко могут быть фагоцитированы клетками иммунной системы.

Однако, когда в организме возникают условия, которые предотвращают оптимальную функциональность, создаются условия для повторной агрегации спор во внутреннем органе или ткани.

Например, эффект непрерывного нанесения гудрона на язык мышей, кроликов или собак — или подвержение их воздействию самых различных канцерогенных веществ — исходит, в конце концов, от определенной активности тампона по отношению к иммунной системе.

Другими словами, эти вещества создают своего рода барьер, который не дает молекулам, которые имеют иммунологическую активность, быстро достичь места “гнездования врага”, что позволяет врагу самоорганизовы-ваться и размножиться.

Если мы добавим к этой простой концепции — особенно в отношении человека — другие негативные факторы, такие как стресс, страх, психическое напряжение, интоксикации, фармакологические препараты или другие — все элементы, которые способны ослабить иммунологическую реактивность — мы сможем лучше понять, как внушительная конструкция мультифакториальной причинности рака, как это в настоящее время провозглашено современной онкологией может быть низведена к суммированию недифференцированных элементов сопричинных элементов, другими словами, в мыльный пузырь.

Как я уже попытался проиллюстрировать,— хотя и кратко — это концептуальный маршрут, который отличается от обычных, и я считаю, что сейчас целесообразно изучать самые непосредственные последствия — особенно терапевтические — с целью проверки и довершения того, что было мной сказано до сих пор.

Концептуально, опухоли

Опухоли являются одним явлением, но существует множество их видов. Почему? Согласно официальным взглядам, которые видят генетическое изменение в основе опухолевого развития, вполне возможно, что изменение может проявляться в любых условиях со всеми возможными типологическими дифференциациями.

С микробиологической точки зрения, наоборот, это всегда Candida, что вторгается в различные анатомические части, вызывая различные реакции в виде функции органов, на которых она питается.

Такое поведения является функцией количества и качества пораженных тканей. Орган, чьи соединительные ткани были поражены, защищает себя гиперпродукцией клеток, которые пытаются инкапсулировать колонии грибов, которые стремятся полностью колонизировать организм.

Именно так

им образом может быть объяснено все гистологическое разнообразие неоплазий.

— это единое явление

Гистологическое разнообразие уже не кажется важным в определении причины, которой всегда и исключительно является Candida.

Именно таким образом во время опухолевой инвазии может наблюдаться гиперэкспрессия генов, то есть их усиление, в попытке обороны, обусловленная повышенными потребностями ткани. Эта реакция является нормальной и вовсе не аномальной.

Рассмотрим следующий пример. Если мы возьмем инертную иглу, например, морского ежа, и если мы привьем ее сначала в коже, потом в бронхах, костях, головном мозге и в других областях тела, мы вызовем иммунный ответ клеточного типа с тенденцией к инкапсуляции этой иглы, то есть, формированию своего рода кокона, в который ее заключить.

К тому же, иммунная система воспринимает колонии грибов, которые превышают определенные размеры, как сторонние инородные тела, что в свою очередь, стимулирует реакцию инкапсуляции, которая происходит с участием клеток-представителей пораженной ткани. Игла или грибок могут, следовательно, вызвать, в зависимости от случая, развитие эпителиомы, аденокарциномы, остеосаркомы, глиобластомы, и так далее.

В первые моменты инвазии, организм способен направить зрелые клетки на сдерживание пролиферирующих грибков: это явление дифференцированной опухоли. Как только колонии становятся все более мощными, и ткани будут истощены, клетки становятся все менее и менее зрелыми вплоть до анаплазии.

Кроме того, соотношение между дифференцированной тканью и соединительной тканью, существующей в органе, определяет возможности реакции и, следовательно, степень злокачественности неоплазии. Чем меньше высокодифференцированных клеток, тем более злокачественной и инвазивной становится опухоль.

Таким образом, с одной стороны, мы имеем высокоорганизованные ткани, которые не могут быть атакованы (мышцы и нервы), а с другой — простую соединительную ткань. Железистая ткань, которая находится на полпути между этими двумя элементами, только потому, что она снабжена сложной структурой, которая придает ей определенную способность к инкапсулированию грибов, способна противостоять инвазии с помощью феномена доброкачественной опухоли.

Например, если мы рассмотрим щитовидную железу, мы можем увидеть, как в ней новообразования могут принимать какие-либо градации злокачественности, даже если они обладают доброкачественными гистологическими особенностями, как и в случае с инкапсулированной фолликулярной карциномой, которая раньше считалась метастазами доброкачественной аденомы.

Это может произойти потому, что понятие доброкачественной опухоли не имеет абсолютного значения. В этом случае, даже если верно, что клетки грибов не могут нормально проходить через барьер дифференцированных клеток, это не означает, что при определенных условиях им это не удастся.

Именно по этой причине, такие новообразований считаются «странными» в онкологии.

Лечение рака пищевой содой по методу Тулио Симончини. Рецепт лечения рака содой

Но такие странности могут быть легко объяснены с помощью ключа к пониманию грибковой инфекции. Когда железистая ткань истощена, доброкачественная опухоль становится злокачественной. В сущности, это всегда то же самое: Candida атакует различные ткани, каждый раз адаптируясь к условиям среды. Характеристики, которые обычно приписываются различным видам Candida (Candida Albicans, Krusei, Parapsilosis, Glabrata, Tropicalis и другим), недооценивают тот факт, что все они происходят из одного прародителя, который генетически мутирует чтобы напасть на хозяина, превращаясь в то или иное семейство.

R.L.Hopfer, например, обнаружил, не менее четырех различных видов Candida в посмертных культурах пациента с лейкемией.

N.Aksoycan показал, что семь различных семейств Candida на самом деле имеют одну и ту же антигенную структуру.

F.C.Odds сообщает что, одно и то же семейство Candida может колонизировать различные анатомические области в разное время.

J.Hellstein обнаружил общее клональное происхождение для комменсалов и патогенных представителей Candida Albicans.

Кандида имеет ту же структуру, как и рак

{amp}gt; G.A. Werner сообщает, что нашел гомологичные последовательности в образ

цах ДНК, выделенных из Candida Glabrata, Candida Parapsilopsis, и из клеток биопсийного материала, взятых из плоскоклеточного рака верхних дыхательных путей.

{amp}gt; K. Yasumoto и S. Kawamoto продемонстрировали, как специфические моноклональные антитела, направленные против цитохрома С Candida Krusei, также реагирует в присутствии цитоплазматической фракции клеток рака легких.

{amp}gt; G. Schuartze предлагает использование специфических антител против Candida для диагностики злокачественной меланомы.

{amp}gt; E. H. Robinette Jr. описывает замечательную устойчивость к прививке летальных доз Candida у мышей, которым ранее имплантировали легочную карциному Льюиса или карциному других анатомических областей.

{amp}gt; А. Cassone и J. B. Weinberg подчеркивают значительную противоопухолевую реак-цию у мышей, которые были привиты материалом из клеточной стенки Candida Albicans.

Существует, таким образом, вне интерпретаций, которые являются более или менее ре-дуктивными, высокая степень взаимосвязи между Candida и опухолевыми тканями.

Если затем мы рассмотрим бесконечную фенотипическую изменчивость мицетов вместе с крайними трудностями поиска и классификации различных существующих семейств, закономерно предположить наличие глубокой генетической связи между раком и Candida в ее различных дифференциациях или, по крайней мере, попробовать понять глубокую взаимосвязь между этими двумя болезненными состояниями.

Феномен метастазирования

Согласно официальной точке зрения, метастазы — это развитие некоторых злокачественных клеток, которые, сбежав из преимущественной локализации рака, мигрирует в другие анатомические области.

Вместо этого, с микробиологической точки зрения, хотя они и на самом деле развиваются из клеток, сбежавших из первичной локализации рака, основная единица метастазов это не «клетка, сошедшая с ума», а инфекционная клетка грибка, которой удалось колонизировать другой орган. Для аналогии, рассмотрим туберкулез легких, который с течением времени, приводит к развитию очагов в почках, костях, менингиальных оболочках, или в других местах.

Кроме того, возможность и основа метастазов являются следствием более или менее здорового состояния органов и тканей, которые могут оказывать более или менее эффективное сопротивление, чтобы противостоять укоренению новых колоний.

{amp}gt; отсутствие метастазов — если другие органы, при условии, что они здоровы, имеют повышенные реактивные способности;

{amp}gt; развитие метастазов — в ослабленных органах или тканях;

{amp}gt; формирование множественных метастазов в нескольких местах — когда весь организм умирает, и все органы становятся уязвимыми к атаке.

Возможность метастазирования зависит не только от энергетического состояния различных тканей и органов, но и от способности Candida метаболически адаптироваться к различным условиям микросреды.

Это, в конечном итоге — так как оно способствует распространению грибов — усиливает ослабление тканей, где ex novo (с нуля, лат.,) укореняется процесс постоянного и устойчивого снижения реактивных способностей хозяина — и это продолжается до тех пор, пока организм хозяина полностью не сдастся.

В этом контексте становится ясно, как любое вмешательство или лечение, которое имеет определенную степень способности вызывать повреждение тканей, может оказаться крайне опасным, потому что именно таким образом, можно поспособствовать процессу распространения метастазов.

Хирургия, химиотерапия, лучевая терапия, следовательно, могут оказаться среди основных причин метастазирования, так как они всегда приводят к таким изменениям тканей, которые предрасполагают различные органы к опухолевой инвазии — и об этом, на самом деле, часто сообщают многие ученые.

Тезис о «сумасшедшей клетке», которая воспроизводит себя в различных областях организма, кажется, следовательно, гораздо менее логичным, чем инфекционная модель — особенно если учесть, что предпосылки, на которых основывается генетическая теория, полностью случайны.

«Опухоль состоит из различных групп популяций из кинетических соображений. Пролиферирующие клетки часто в меньшинстве … В солидных опухолях, вместо этого, уровень экспоненциального роста наблюдается только в начальной фазе жизни опухоли».

{amp}gt; Candida всегда присутствует у пациентов, страдающих злокачественными новообразованиями,

{amp}gt; она может привести к метастазиро-ванию,

{amp}gt; она имеет генетическую структуру, которая может совпадать с таковой у опухолей,

{amp}gt; она может быть использована для ранней диагностики рака,

{amp}gt; она может вторгаться во все виды тканей и органов,

{amp}gt; она обладает неограниченной агрессивностью и приспособляемостью,

{amp}gt; она приводит к развитию симптомокомплекса, также характерного и для неоплазий,

{amp}gt; она обладает доказанной способностью содействовать неопластической дегенерации.

Какие же еще подтверждения нам нужны? Candida — это действительно рак, и борьба с ней должна вестись с этой точки зрения, во всех её патогенных вариантах.

Это интересно